Занесите в ежедневник: лучшие спектакли сезона в минских театрах

В обзоре AFISHA.TUT.BY — лучшие минские спектакли, актеры и режиссеры, на которых стоит обратить внимание. Подвожу итоги сезона 2017/2018.

Как театральный Минск получил новую площадку

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Тут находится ОК16. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Итоги минского театрального сезона я подвожу уже шестой раз (четыре раза, с 2013-го до 2016-го, они выходили на сайте «Будзьма беларусамі!», в прошлом году — уже на TUT.BY). За это время тенденции практически не поменялись. Перечислим их одним абзацем — и посмотрим, что поменялось в этом сезоне.

Как и пять-семь лет назад, театры выпускают небольшое количество премьер. Большинство из них — постановки, решенные в эстетике 1980-х или откровенно развлекательный продукт (планы по заполняемости залов никто не отменял, а собрать публику на комедию всегда проще). Экспериментальные постановки показываются считаное количество раз. В коллективах царит стабильность, временами переходящая в застой. Спектакли ставят одни и те же режиссеры. Приглашать иностранцев с именем не получается (не хватает денег), а молодежи дают шанс не так часто.

Долгие годы театральный Минск буквально задыхался от отсутствия современной театральной площадки. На помощь пришел Белгазпромбанк, который выкупил заводское помещение на Октябрьской, 16. В сентябре 2017 года там открылось пространство ОК16. Так экспериментальные проекты получили площадку для премьер и регулярных показов. Это превращает ОК16 в точку сбора тех театралов, которые выбирают новаторство, а не традицию. Априори удлиняет жизнь экспериментальных спектаклей (до недавнего времени большинство из них показывались считаное количество раз — как из-за недостаточного количества зрителей, так и из-за дорогой аренды). А также стирает границы между разными театральными сезонами (отдельные показы проходили в августе этого года, когда государственные театры не работали).

Уход Карачевского и общая ситуация со спонсорами и менеджментом


Владимир Карачевский

Второе важное событие этого минского сезона связано с Владимиром Карачевским. В марте 2018-го он, тогда директор Республиканского театра белорусской драматургии, был назначен директором «Беларусьфильма». Это нечастый случай, когда руководители белорусских театров уходят на повышение.

Четыре года назад приход в РТБД высокопоставленного чиновника (бывшего первого замминистра культуры) и его ставка на светские мероприятия вызывали опасения. К чести нового директора, он прекрасно освоился в незнакомой сфере (нечастый случай для человека, изначально далекого от театра), при нем в театре ставилась современная и актуальная драматургия. Пожалуй, он делал максимум возможного в рамках госструктуры. Неудивительно, что в театральных кулуарах уход Карачевского вызвал сожаление.

РТБД был одним из немногих гостеатров, где удачно продвигали собственную продукцию (в этом небольшом списке — Оперный, у которого, ради объективности, неплохие финансовые возможности, и Купаловский, ситуация в котором изменилась в лучшую сторону с приходом новой команды сотрудников). Именно при Карачевском в двери театра наконец-то несмело постучался бизнес: спектакль «Бетон» появился при поддержке Mark Formelle. В этом же сезоне в Купаловском поставили спектакль «Радзіва Прудок», который поддержал velcom. На этом список меценатов можно закрыть. Увы, состоятельным людям и брендам белорусский театр пока малоинтересен. Поддержка Белгазпромбанком фестиваля ТЕАРТ, а банком БелВЭБ Рождественского оперного форума давно воспринимается как должное, что не мешает сказать им отдельное искреннее спасибо.


Сцена из спектакля «Три мушкетера. К востоку от Вены», который будет показан осенью 2018 года на фестивале ТЕАРТ

Противоположный пример — ситуация с Новым драматическим театром. В январе 2018 года режиссер Юрка Диваков начал работу над спектаклем «Клоп» по Маяковскому, но дирекция довольно скоро сняла его постановку с производства. Юридически все было законно, договор с Диваковым не был заключен. Но, как говорится, осадочек остался. Как прокомментировал эту ситуацию главный режиссер коллектива Сергей Куликовский, «работа находилась на начальном этапе и естественным образом у театра возникли сомнения — направлено ли это на минскую широкую публику. Подготовлен ли рядовой минский зритель воспринимать такие неординарные спектакли». Возражу: при такой политике какие-либо эксперименты до рядового зрителя никогда не дойдут.

Перезагрузка Свободного?

Владимир Щербань. Фото: facebook.com/vladimir.shcherban
Владимир Щербань. Фото: Игорь Ганжа, facebook.com/vladimir.shcherban

Еще более сильную потерю придется пережить Свободному театру. Его покинул режиссер Владимир Щербань, поставивший большинство спектаклей этого коллектива: начиная от «Психоза 4.48», которым в 2005-м открылся Свободный, заканчивая «Центральным» (речь о котором впереди). Щербань ушел в свободное плавание, создав новый проект HUNCHtheatre.

В последние годы постановки этого режиссера с доминированием этюдного метода, виртуозным выстраиванием мизансцен на миниатюрной площадке и ярким ансамблем солистов (в которых иногда даже сложно выделить кого-то одного) стали визитной карточкой Свободного и ассоциируются именно с ним. Но когда эти же приемы используют другие режиссеры, эффект не всегда равнозначный. Например, спектакль «DerMagenFinDelMöön. Истории Хармса» (режиссер Павел Городницкий; это последняя по времени премьера Свободного) при ряде интересных режиссерских находок и интересных актерских образов вызвал у меня эффект дежавю.

Надеюсь, что спектакли Щербаня не исчезнут из репертуара. Но, как бы то ни было, Свободный неизбежно станет немного другим театром, который рано или поздно может столкнуться с необходимостью перезагрузки. Впрочем, главное, что у театра есть свой творческий почерк и свой яркий язык. Недаром спектакль Burning Doors (режиссер — Николай Халезин; эта постановка не показывалась в Беларуси) попал в десятку лучших спектаклей года по версии The New York Times).

Эдуард Мартынюк (Хозе) в опере "Кармен". Фото: bolshoibelarus.by
Эдуард Мартынюк (Хозе) в опере «Кармен». Фото: bolshoibelarus.by

Продолжая тему уходов, добавлю, что после этого сезона труппу Оперного театра покинул прекрасный тенор Эдуард Мартынюк (один из ведущих солистов превратился в приглашенного), еще ранее из Купаловского ушел Александр Молчанов. Но на сайтах этих коллективов о таких переходах, к сожалению, ни слова. В конце концов, чем театры хуже футбольных клубов, которые сообщают о любых переходах?

О сложном отношении к собственной истории свидетельствует и ситуация с Валентином Елизарьевым. Хореографа пригласили в Оперный лишь ради возобновления балета «Спартак» и торжественного вечера в честь его юбилея. Этот спектакль, поставленный еще в 1980 году, затмил остальные балетные премьеры сезона. После чего все вернулось на круги своя. По неофициальной информации, этой осенью Елизарьев будет «чистить» свой спектакль «Ромео и Джульетта», поставленный в 1980-е. Но поставить новый балет ему никто не предлагал.

Пять из пяти: самые лучшие спектакли

Наконец пора перейти непосредственно к подведению итогов сезона. В качестве эксперимента оценим лучшие спектакли количеством звезд, как это принято за рубежом. Уточню, что речь о «взрослых» (не детских) спектаклях, поставленных в Минске. И оценивать их я постараюсь, все-таки исходя из белорусской системы координат (при международной оценки априори были бы другие).

Максимальные пять звезд получают четыре спектакля. Это яркие, внутренне цельные, интересно поставленные и блестяще сыгранные постановки, просмотр которых обязателен для любого белорусского театрала.

Сценография спектакля "Богема" Национального театра оперы и балета. Фото: bolshoibelarus.by
Сценография спектакля «Богема» Национального театра оперы и балета. Фото: bolshoibelarus.by

На первом месте однозначно находится «Богема» Национального театра оперы и балета (если переводить оценки из пятибалльной в десятибалльную, это 10 из 10). Действие оперы перенесено в 1910—1920-е годы, она решена в эстетике доминировавшего тогда модернизма. Героями «Богемы» выступают художники «парижской школы», знаменитые сегодня. После просмотра оперы возникает впечатление удивительной наполненности и целостности мира 1919−1920-х годов, происходит настоящее погружение в него. Это однозначно «лучший спектакль сезона» в общем и «лучший музыкальный спектакль сезона» в частности.

Разумеется, его создатели достойны всех индивидуальных наград. Победу в номинации «Лучшая работа режиссера музыкального театра» отдам московскому режиссеру Александру Тителю (нечастый случай, когда в Минске работает мастер такого уровня), в номинации «Лучшая работа сценографа» — Юрию Устинову, «Лучшая работа хореографа» — Ольге Костель. Что касается актерских работ, то в этот раз лишь «Лучшая мужская роль». Это однозначно Илья Сильчуков, исполнивший в «Богеме» партию брутального и уверенного в себе Марселя. Если на старте карьеры вокальное начало иногда доминировало у певца над актерской игрой, то в этом спектакле эти компоненты находятся в полной гармонии.

Фото: Павел Бас, vk.com/bolshoibelarus
Марсель — Илья Сильчуков (в центре), Мюзетта — Ирина Кучинская. Фото: Павел Бас, vk.com/bolshoibelarus

Девяток по десятибалльной шкале (напомню, что эти те самые пять звезд) достойны еще несколько постановок.

Это «Бетон» РТБД, жанр которого обозначен как «визуальная поэзия». Режиссер Евгений Корняг воплощает древнегреческий миф об Орфее и Эвридике языком пластики. История их любви, понятная без слов даже тем, кто не знаком с сюжетом, противопоставляется и одновременно переплетается с современными отношениями, где партнеров частую находят на сайте знакомств (объявления с последних появляются бегущей строкой на экране, установленном в зале). «Бетон» — это история о вечных поисках любви и невозможности ее найти и сохранить.

Сцена из спектакля "Бетон". Фото: rtbd.by
Сцена из спектакля «Бетон». Фото: rtbd.by

На мой взгляд, это «лучший драматический спектакль сезона», а Татьяна Нерсисян — автор «лучшей сценографии». Железобетонные конструкции, напоминающие нам о духе той же минской Каменной Горки, а рядом с ними (или даже внутри) — сад со своими соблазнами прекрасно дополняют и даже углубляют замысел Корняга.

Еще один спектакль — это «Центральный» Свободного театра. Ради объективности, его премьера состоялась несколько лет назад как зачетная работа студентов лаборатории Fortinbras (работает при Свободном). Но в феврале 2018-го режиссер Владимир Щербань подготовил этот спектакль именно с актерами Свободного, поэтому «Центральный» можно считать полноценной премьерой. О творческой манере Щербаня я писал выше, все эти черты свойственны и этой постановке.

Станислава Шаблинская и Алексей Саприкин в спектакле «Центральный» Свободного театра. Фото: journalby.com
Станислава Шаблинская и Алексей Саприкин в спектакле «Центральный» Свободного театра. Фото: journalby.com

Добавлю, что «Центральный» — это гомерически смешной спектакль. Его персонажи — типичные посетители знаменитого столичного универсама — детально выписаны и проработаны. Это очень важный для Минска спектакль, поскольку он переносит на сцену историю города и превращает биографию одного заведения в часть этой истории. Владимир Щербань — один из двух победителей в номинации «Лучшая работа режиссера драматического театра».

Вместе с ним эту награду разделит Дмитрий Богославский, поставивший в Молодежном театре «Человек из Подольска». Одноименная пьеса российского драматурга Дмитрия Данилова переносит нас в одно из отделений московской полиции, куда попадает главный герой. История о банальных придирках и издевательствах полицейских над «случайным» прохожим постепенно превращается в абсурдистскую внепространственную историю, когда мучители оказываются более образованными, чем жертва.

Сцена из спектакля «Человек из Подольска». Фото: Татьяна Матусевич, kimpress.by
Сцена из спектакля «Человек из Подольска». Фото: Татьяна Матусевич, kimpress.by

Для меня эта история, пролетающая на одном дыхании, — пример парадоксального «тоталитарного» добра с кулаками, которому подсознательно начинают сопереживать зрители. А еще способ проверить, где та граница, после которой зрители поймут, что ими пытаются манипулировать.

На подступах к пьедесталу

«Четыре звезды» получают еще четыре постановки. Также ремендую их к просмотру, хотя и в них есть как свои плюсы, так и минусы.

Восемь из десяти поставлю двум постановкам — «С училища» и «Ревизор».

Фото: Игорь Чищеня
Фото: Игорь Чищеня

Спектакль «С училища» — проект Центра визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн». В одноименной пьесе Андрея Иванова история любви учащейся колледжа Таньки к своему преподавателю по философии превращается в античную трагедию. Режиссер Александр Марченко предлагает более интеллигентную и мягкую интерпретацию пьесы. Среди плюсов спектакля — очень грамотное использование видео, интересная работа Анны Семеняки (Танька), от героини которой исходит очень сильная энергетика, природная, во многом разрушительная мощь.

Фото: Игорь Чищеня
Егор (Александр Молчанов). Фото: Игорь Чищеня

Но главная звезда спектакля — Александр Молчанов, сыгравший отца Таньки, простого, земного мужика. Отчасти хитреца, пытающегося манипулировать дочкой, желающего ей счастья и при этом являющегося удивительно наивным в своих представлениях об этом счастье и категориях справедливости и честности. Роль Егора продемонстрировала широчайший диапазон Молчанова и стала его настоящим успехом. Он — один из победителей в номинации «Лучшая мужская роль в драматическом театре».

При постановке спектакля «Ревизор» режиссер Николай Пинигин принял ключевое решение: герои Гоголя разговаривают на трасянке (перевод Марии Пушкиной). Это прекрасно передает колорит белорусского районного центра 1970−1980-х годов, жизнь которого показана через агротреш. В лучших, оригинально задуманных мизансценах трасянка «выстреливает», становится стилеобразующим элементом спектакля и передает типично белорусскую, хорошо узнаваемую атмосферу застоя времен БССР, которая нет-нет да и напомнит о себе в теперешней белорусской реальности.

Сцена из спектакля Купаловского театра "Ревизор". Фото: svaboda.org
Слева на переднем плане Виктор Манаев (Городничий). Фото: svaboda.org

Одна из главных удач пинигинского «Ревизора» — образ Городничего (Виктор Манаев). Этот Микита Зносок, который ушел во власть и дослужился до высокой должности, держит район в ежовых рукавицах, не гнушается пользоваться помощью Бобчинского и Добчинского, которые завязывают ему шнурки на ботинках, но при этом находится под каблуком своей жены. Манаев — второй победитель в номинации «Лучшая мужская роль в драматическом театре».

Мюзикл «Недалеко от нормы» оценю в семь из десяти. Это всего второй лицензионный бродвейский мюзикл, поставленный в Беларуси (первой была «Вестсайдская история»). Сюжет строится вокруг образа Дианы Гудмэн, страдающей биполярным расстройством. Но это заболевание позволяет создателям мюзикла обратить внимание зрителя на ряд других проблем: от отношений между родителями и детьми до глобальных вопросов жизни и смерти.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Перевод «Недалеко от нормы», который осуществили Алексей и Анастасия Гриненко, и постановка мюзикла такого уровня в Беларуси (режиссер Анастасия Гриненко) — настоящий творческий подвиг. Постановка «Недалеко от нормы» серьезно расширяет традиционные представления белорусских зрителей о музыкальном театре и убеждает, что со сцены можно говорить современным языком о современных проблемах. Тем более о таких деликатных, как психическое заболевание.

В ту же семерку поставлю спектакль Mann ist Mann Белорусского театра кукол (столичных кукольных спектаклей выпускается так мало, что определять номинации не совсем корректно). И «виновник» такой оценки — «живой классик», режиссер Алексей Лелявский. Казалось бы, брехтовская история о портовом грузчике Гэли Гэйле, который превратился в солдата и убийцу, была изложена профессионально, четко и ясно, а мысль об ужасе войны донесен до аудитории.

Сцена из спектакля «Mann ist Mann». Фото: kimpress.by
Сцена из спектакля Mann ist Mann. Фото: kimpress.by

Но на Международном фестивале театра кукол, который прошел в Минске весной этого года, были показаны две постановки Лелявского, которые он осуществил в санкт-петербурском театре Театр KARLSSON HAUS: «Биография» и WANTED HAMLET. После них создалось впечатление, что в Минске Алексей Анатольевич пошел по более легкому пути, чем обычно. Последнюю точку поставил показ в Минске московского спектакля «Барабаны в ночи» — правда, не вживую, а на экранах кинотеатра (благодаря прекрасному проекту TheatreHD). Он поднял планку в интерпретации Брехта так высоко, что белорусам остается только догонять.

Упомяну еще об одном спектакле — «Радзіва Прудок» Купаловского театра (режиссер Роман Подоляко). Не готов поставить ему четыре звезды, но отмечу прекрасную работу актрисы Светланы Аникей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Слева направо: Дмитрий Есеневич, Михаил Зуй, Светлана Аникей. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Красавица на маленьком велосипеде, словно сошедшая с обложки модного журнала, любопытная соседка, бабушка — хозяйка козы и другие женские персонажи Аникей отличались друг от друга возрастом, психологией, манерами, но каждую из них актриса воплотила абсолютно убедительно. Это большая удача и победитель в номинации «Лучшая женская роль в драматическом театре».

Татьяна Орлова. Фото: journ.bsu.by
Татьяна Орлова. Фото: journ.bsu.by

Впрочем, минский театральный сезон — это не только спектакли, режиссеры, актеры и тенденции. Это еще и люди, формирующие театральную среду. В самом конце августа стало известно, что факультет журналистики БГУ не продлил контракт Татьяне Орловой.

Доктору филологических наук, автору 17 книг, легендарному театральному критику, творчество которой повлияло практически на всех критиков, профессионально пишущих о театре (я — не исключение). С юридической точки зрения придраться не к чему: Татьяне Дмитриевне — 83 года. Но это тот случай, когда возраст не имеет значения. Орлову до сих пор можно увидеть на премьерах.

Жаль, что нашему образованию не нужны специалисты такого уровня. Разумеется, Татьяна Дмитриевна продолжит свою работу как критик. Но будущим журналистам о театре она уже не расскажет.

Оригинал публикации можно прочитать тут:
https://afisha.tut.by/news/culture/606411.html