«Однокурсник умер у меня на руках, зрители думали, что это игра». Актриса о 56 годах на сцене

Вечером 15 сентября Белла Масумян на сцене перевоплотится в английскую королеву Элинор Аквитанскую в спектакле «Лев зимой». И отпразднует в родном театре свой юбилей. В интервью TUT.BY народная артистка Беларуси рассказала о необычных розыгрышах своих коллег, падении с высоты сцены, после которого она осталась жива, и советах Ростислава Янковского.

Белла Масумян в роли Клары Цаханассьян (спектакль «Загадочный визит»). Фото: rustheatre.by
Белла Масумян в роли Клары Цаханассьян (спектакль «Загадочный визит»). Фото: rustheatre.by

Белла Масумян родилась в Павлограде (Украина). В 1961 году окончила Белорусский театрально-художественный институт по специальности «актер драматического театра и кино» (курс народного артиста БССР Дмитрия Орлова). С того же времени работает в Национальном академическом драматическом театре имени Горького. Народная артистка Беларуси (1995).

«Откидываем покрывало, а там вместо ребенка лежит Натан. Вы бы видели его вид: усы, бритая голова»

Интервью я сознательно начинаю с вопроса о розыгрышах. И ответы артистки удивляют, если не обескураживают. Редко кто из зрителей не попадает в плен стереотипов. Наблюдая на сцене предельно серьезных героинь Масумян, любящих рассуждать о смысле жизни и высоких чувствах, я часто думал, что такова же и личность самой актрисы. Как оказалось, ошибался.

— В одной из сцен спектакля «Пане Коханку» принимают короля Станислава Августа Понятовского. По сюжету я сестра Пане Коханку: командую — и для короля накрывают стол. Слуги выносят блюда. Я снимаю с них колпаки и озвучиваю, что лежит на блюдах. Например, «губы лося в сметанном соусе». Каждый раз тарелки пусты, а в этот раз вижу большие вырезанные из бумаги красные женские губы. Было так смешно, что я искусала губы уже себе, чтобы не рассмеяться: на сцене находится король. Разумеется, я сразу догадалась, чьих это рук дело. У нас есть три талантливых актера, которые в этом спектакле играют слуг. Это Сергей Жбанков, Андрей Сенькин и Василий Гречухин. Баламуты они страшные, часто меня подкалывают.

В другой раз Беллу Масумян разыграла актриса Зоя Осмоловская. По сюжету одного из спектаклей последняя должна была вынести на сцену творожный пудинг.

— Он лежал за кулисами, был прикрыт бумажкой, и кто-то, не заметив, хорошо на нем посидел. У меня на сцене с героиней Зои очень серьезный текст идет. О том, как неверны бывают молодые мужчины. Осмоловская выходит на сцену и несет сплющенный пудинг. Сама давится от хохота и спрашивает: «Что это вы такое испекли?». Конечно, Осмоловская могла сделать вид, что должна была принести именно такой, приплюснутый продукт. Но и ей захотелось разыграть меня.

Белла Масумян в роли Теофилии в спектакле «Пане Коханку». Фото: rustheatre.by
Белла Масумян в роли Теофилии в спектакле «Пане Коханку». Фото: rustheatre.by

 

Еще более жесткий розыгрыш случился на спектакле «Иркутская история», который шел на сцене театра в 1960-е.

— Рабочим сцены в Русском тогда являлся человек очень маленького роста, внешне похожий на Пушкина. Звали его Натан. Во время одного из спектаклей на сцену вынесли детскую коляску. Откидываем покрывало, а в ней вместо ребенка лежит Натан. Вы бы видели: усы, бритая голова. Актеры толпой уходили со сцены, выдержать это зрелище без смеха было невозможно.

Причем никаких обид на партнеров у актрисы нет.

— Это специфика нашей профессии. Ты должен выкрутиться!

По словам Масумян, она сама любит разыгрывать на сцене своих партнеров. Но только в ситуациях, когда это позволяет драматургия.

— Возьмите спектакль «Лев зимой», где я играю Элинор Аквитанскую. Там же такой густой текст — настоящие щи. Не сильно разыграешься. Максимум забудешь какое-то слово и используешь синоним.

«Приехала в Румынию — а там нет ни школы, ни учителей»

Белла Масумян с мамой Марианой Викторовной и папой Амо Тиграновичем. Фото: личный архив
Белла Масумян с мамой Марианой Викторовной и папой Амо Тиграновичем. Фото: личный архив

 

Мать актрисы была полькой, папа — армянином. Сама Белла Амовна с удовольствием цитирует слова одного из дипломатов, который назвал ее «армянской дочерью белорусского народа».

— По паспорту я — армянка. Но в советские времена вопрос о национальности никогда не возникал. Для меня он стал актуален лишь в конце 1980-х, когда в Спитаке случилось землетрясение. Тогда я переживала так, как будто находилась в Армении. Но если бы такая беда пришла в Украину или на Урал, эмоции были бы теми же.

Армянские корни Масумян повлияли на ее кинобиографию. По словам актрисы, ее внешность «никак не соответствовала параметрам белорусского кино». Поэтому на экранах вы ее не увидите (в фильмографии актрисы всего две картины). Зато — наверное, в качестве компенсации — удача щедро улыбалась актрисе в Национальном академическом драматическом театре имени Горького. На ее счету более 100 ролей!

Прежде чем Белла Масумян попала в Минск, ее ждали километры дорог и калейдоскоп впечатлений. Будущая актриса родилась в семье летчика-испытателя.

— Жизнь военных — тяжелая доля. Они не властны выбирать, куда ехать и когда ехать. Но папа всегда с собой брал всю семью. Даже если говорили, что нет квартир, он отвечал — устроимся.

Белла Амовна родилась в Украине, жила с родителями в Кировограде, Риге, Москве, Вильнюсе, на Дальнем Востоке.

— Безумно красивый край с сопками, тайгой. О нем могу говорить сутками. Я объездила очень много стран. Но впечатления от Байкала и Дальнего Востока — ни с чем не сравнимы.

Белла Масумян. Фото: личный архив
Белла Масумян. Фото: личный архив

 

Сразу после Второй мировой войны семья перебралась в Румынию.

— Приехала — а там нет ни школы, ни учителей. Собирали жен офицеров, и они нас чему-то учили. Вообще, школьное образование было рваным: слишком много школ поменяла. Может, поэтому у меня нет связи со школьными подругами.

Впрочем, была и другая причина.

— У нас были слишком разные потребности. Меня интересовали литература и театр. Я читала везде — на уроках, с фонариком под одеялом. Папа всегда требовал, чтобы я учила наперед. Поэтому, когда приходила в новую школу, у меня всегда был задел, и я не боялась: укладывала на колени книжку и читала.

Режиссер в вильнюсском Доме профсоюзов, где Белла занималась в самодеятельности параллельно с учебой в школе, посоветовал ей поехать на учебу в Минск. И добавил, что курс в Театрально-художественном институте набирает талантливейший педагог Дмитрий Орлов.

Так начался минский период в биографии Масумян, который продолжается до сих пор. Может, после насыщенных путешествий Белла Амовна сознательно выбрала оседлую жизнь в Минске? Актриса смеется, но не соглашается с моей версией.

— Так сложилось. Как скупой складывает монетки, так и я — роли. Они были мне так дороги! Меня часто приглашали — в Питер, Киев, Харьков, Ригу. Но мне казалось: я где-то сыграю, но зато потеряю какую-то из минских ролей. А что получу взамен — неизвестно. Бывает, что актеры придут в театр, поработают год-два и чувствуют: это не их коллектив. А мне нравился театр, нравился Минск. Чувствовала, что этот город стал мне родным. Была еще одна причина. Мои родители жили в Вильнюсе. Три часа — и я у мамы и папы. Уезжать куда-то далеко — значит, приезжать к ним только в отпуск. А так ездила к родителям каждую неделю.

«Умею косить газон, пользоваться дрелью и электропилой, а также могу починить утюг»

Белла Масумян и Наталья Гайда. 2012 год. Фото: личный архив
Белла Масумян и Наталья Гайда. 2012 год. Фото: личный архив

 

Для непосвященных работа актера — это слава, аплодисменты и цветы. Об изнанке профессии знает не каждый. К примеру, сейчас в репертуаре Масумян девять ролей. Но ведь текст каждой из них надо помнить. Спрашиваю у актрисы, как она запоминает такие гигантские объемы?

— Учу текст дома наизусть. Иногда по ночам.

Но все равно перед каждым спектаклем Масумян без скидок на статус и звание повторяет свою роль.

— Есть роли, которые днем перед спектаклем мы проходим с партнерами. Но за день до показа, иногда даже ночью я обязательно мысленно его проиграю. Иначе мало ли какой прокол может случиться?

Впрочем, «отпустить» роль не так уж и легко. К примеру, текст в спектакле «Правда — хорошо, а счастье — лучше», где Масумян играет купчиху Мавру Тарасовну (это одна из центральных ролей), она учила месяц.

— Честно говоря, учила текст той роли как иностранный. Там много старой лексики, которая теперь редко употребляется.

С этой ролью у Масумян связана интересная история. На первой репетиции спектакля Ростислав Янковский посоветовал ей вообще отказаться от этой героини.

— Так и сказал: «Какая ты Мавра Тарасовна, почему басом разговариваешь?» Я молча его выслушала. Потом ответила, что Аркадий Кац — опытный московский режиссер, и если он назначает меня на эту роль, значит, видит, какой образ я смогу воплотить.

Кстати, потом Янковский признался Белле Амовне, что был не прав.

— Вообще, никогда нельзя заранее сказать, твое это или нет. Если честно, в этой роли я себя тоже не представляла. Но было любопытно попробовать.

Стремление не замыкаться только на профессии характерно для актрисы. Как признается Белла Амовна, она умеет косить газон, пользоваться дрелью и электропилой, а также починить утюг.

Белла Масумян в роли Мавры Тарасовны Барабошевой в спектакле «Правда - хорошо, а счастье лучше». Фото: rustheatre.by
Белла Масумян в роли Мавры Тарасовны Барабошевой в спектакле «Правда — хорошо, а счастье лучше». Фото: rustheatre.by

 

— Естественно, я не профессионал и делаю это по-дилетантски. Но я ни от чего не отказываюсь в своей жизни.

Спрашиваю, помогает ли знание бытовой жизни на сцене.

— У меня не было ролей, которые требовали применения подобных навыков. Но они дают ощущение уверенности в себе.

«Слетела с трехметровой высоты… и приземлилась на сцену, как кошка на четыре лапы»

Многих актеров упрекают в том, что они продолжают играть и в реальной жизни. Спрашиваю у Беллы Амовны, водится ли за ней такой «грех»?

— Сейчас я разговариваю с вами, а прошедший спектакль все равно сидит во мне. Я буду прокручивать эпизод за эпизодом и думать: вот тут сыграла хорошо, а этот дуэт надо бы «закрепить». Нахожусь ли я в образе? Пожалуй, нет. Но не отпускаю роль окончательно.

По словам актрисы, периодически она ловила себя на мысли, что живет прошлым спектаклем.

— В 1971 году в театре поставили спектакль «А зори здесь тихие» (версию московской Таганки без изменений перенесли на нашу сцену). В спектакле у меня на плече висела настоящая винтовка (в ней только забит ствол, чтобы было нельзя выстрелить). После спектакля я выходила на улицу — и мне казалось, что за плечом не сумочка, а именно оружие. Несколько раз выходила на улицу в гимнастерке и ловила себя на мысли, что живу той жизнью: менялись жесты и интонации.

Спектакль "Пигмалион". За кулисами с Иваном Мацкевичем. Фото: личный архив
Спектакль «Пигмалион». За кулисами с Иваном Мацкевичем. Фото: личный архив

 

По словам Беллы Амовны, с этим спектаклем у нее связаны две мистические истории.

— На сцене стояли трехметровые щиты (потом из них составляли кузов). Во время спектакля я висела на щите и держала автомат. Был день зарплаты, рабочие выпили. И когда поднимали этот щит, дернули его так сильно, что я слетела с трехметровой высоты… и приземлилась на сцену, как кошка на четыре лапы. Удивительно, но не разбилась и не ушиблась.

Другой эпизод случился, когда актеры должны были усесться на авансцене, как на завалинке, свесив ноги в зрительный зал.

— Затемнение. Я иду к барьеру, перешагиваю его и падаю зрителям чуть ли не на коленки. А там полтора метра высоты! Секунда — и зажигается свет. А я уже сижу на авансцене. Как вспрыгнула на сцену, стоя лицом к зрителю, — ума не приложу. Несколько раз пробовала так сделать вне спектакля — ни разу не получилось.

Но театр — это не только чудесные истории спасения, юмор и веселые розыгрыши. Однажды на спектакле с участием Беллы Масумян случилась трагедия: буквально на руках актрисы умер ее однокурсник Леонид Крюк.

— Мы играли один из премьерных спектаклей «Наедине со всеми». В антракте Леня пожаловался, что плохо себя чувствует. Предложила ему валидол. Он взял, потом выплюнул: «Гадость какая». Вижу: у него на руках вены вздувшиеся, словно веревки. Выходим на второй акт. Там есть трагическая сцена. Я сижу на диване. Он просит у меня прощения, обнимает за колени. Я держу руку у него на плече и вижу, что он, очень высокий и худой мужчина, сползает на пол. Я и не могу его удержать. Кричу в зрительный зал: «Помогите!». А зрители думают, что это идет спектакль. На сцену вышла девочка — то ли медсестра, то ли студентка, но не врач. И констатировала его смерть.

От шока Белла Амовна на две недели потеряла речь, а еще и зрение.

— Вообще я очень много читаю. Вечером взяла книгу и понимаю, что не вижу. Спектакль проходил на малой сцене, находящейся на втором этаже театра. Теперь малая сцена находится в другом месте. Не знаю, как бы я играла в том самом помещении.

***

Белла Амовна со скепсисом относится к юбилеям.

— Это некролог с поминками при живом юбиляре, — иронически утверждает она.

— Но это возможность привлечь к театру и к вам лично дополнительное внимание — утверждаю я.

— А что мешает проявить это внимание в любой день? — парирует Масумян. И во многом права.

Белла Масумян. Фото: личный архив
Белла Масумян. Фото: личный архив

 

Спрашиваю у народной артистки об идеальном зрителе.

— Это тот человек, который любит театр. Если не любит, пусть лучше к нам не приходит. А то есть люди, которые не знают, где мы работаем. Я им обычно отвечаю: «Приходите на Володарского. Тюрьма, роддом и Русский театр. В этом треугольнике не заблудитесь».

Но все-таки лучший подарок Масумян — это билеты, купленные на спектакли с ее участием. Даже если вы никогда не были в Русском театре, не верьте актрисе и приходите. Вам понравится.

Оригинал текста можно прочитать тут:  https://news.tut.by/culture/560326.html