Чемодан, вокзал, столица. Почему половина Беларуси мечтает жить в Минске

Представьте себе любого неминчанина, который после столичного вуза получает распределение не в Минск, а в Гомель (о райцентре даже не говорим). Крах всех надежд и драма мирового масштаба! Хотя речь о городе с населением в 521 тысячу человек — практически столько же, сколько в столичном Вильнюсе. Почему же для доброй части белорусов жизнь заканчивается за пределами МКАД и что с этим делать?

%d0%bc%d0%b8%d0%bd%d1%81%d0%ba

«Понаехавших» — подавляющее большинство

Чтобы избежать взаимных оскорблений и выяснений, кто из нас коренное население, а кто — нет, давайте признаем: «понаехавших» среди жителей столицы подавляющее большинство. По переписи 1897 года в Минске жило чуть более 90 тысяч человек. Две мировые войны, несколько оккупаций, репрессии — можно только догадываться, как мало в современной белорусской столице живет прямых наследников тех минчан, которые застали еще дореволюционный город или хотя бы довоенную столицу БССР.

Если честно, среди таких счастливчиков — и автор этих строк. Мария Ивановна Кленовская, моя прабабушка по материнской линии, в далекие 1930-е годы переселилась на Грушевку, где прожила всю жизнь. Ее дочь (моя бабушка) родилась уже в Минске. Впрочем, мой дедушка перебрался в белорусскую столицу из Быхова лишь в 1950-е, поступив в БГУ. А отец, поработавший в Дрогичине, Копыле и Слуцке, — лишь в 1970-е (причем далеко не сразу получил заветную прописку).

Конечно, столица любой страны мира всегда будет манить амбициозных «регионалов» (давайте сразу вынесем этих честолюбцев за рамки этого текста и поговорим обо всех остальных). И Минск не может быть исключением. Но согласитесь, ситуация, когда пятая часть населения страны живет в столице, а добрая часть оставшихся мечтает оказаться на их месте, все-таки ненормальная.

Полностью текст можно прочитать тут:  https://news.tut.by/culture/530934.html