Алексей Ландрэс: «Китайскую границу можно пересекать только на такси»

Сколько надо готовиться, чтобы проехать на велосипеде всю Азию?  Как благодаря Михаилу Саакашвили белорусского путешественника охраняла рота с автоматами?
Почему узбекские пограничники приняли белоруса за шпиона?
На эти и другие вопросы отвечает минчанин Алексей Ландрэс, который за восемь месяцев проехал на велосипеде 14 стран, посетил Закавказье, Иран, Среднюю Азию и добрался до Китая.

Ландрэс


«Тренажерный зал для путешествий не нужен»
Алексей, если позволишь, сразу вопрос в лоб. Как совместить восемь месяцев путешествия с личной жизнью?

– Больной вопрос (смеется). Разумеется, такие путешествия мешают личной жизни. Вообще, девушек, готовых отправиться в путь, множество (смеется). Проблема найти девушку, которая захочет путешествовать на велосипеде. А еще сложнее найти любовь всей своей жизни. Я пока не нашел…

Сколько ты тренировался?

– В тренажерном зале я не занимался. Но на велосипеде езжу ежедневно. В путешествии стараюсь проезжать минимум 100 километров в день. Когда-то во время путешествия по Европе проехал 240 километров, но это уже перебор.
Человеку без опыта длительных путешествий достаточно начинать по 10–15 километров в день. Потом потихонечку увеличивать дистанцию…

А как ты отважился на длительное путешествие?

– В 2012 году появилось Минское велосипедное общество. Я выдвинул свою кандидатуру в члены правления. Вел несколько проектов, в том числе развитие сети гостеприимства для велопутешественников в Беларуси «Warm Shower». Я зарегистрировался в интернете, принимал иностранцев, показывал им Минск. Потом сам стал ездить за границу – уже к ним в гости. Когда человек отправляется в самостоятельное путешествие, он кардинально меняет жизнь и другими глазами смотрит на мир, хочется развиваться и узнавать что-то новое.
Я слышал, что в некоторых европейских странах молодежь после окончания школы сразу никуда не поступает, а год путешествует. И только потом выбирает себе профессию. Ведь есть статистика: 70 процентов людей не работают по специальности. Они поступили, чтобы получить диплом. А выбор профессии не происходит за один момент. Например, я сам по образованию юрист, но ни дня не работал в офисе. Куда интереснее не перекладывать бумажки, а общаться с людьми вживую.

«Часто новички берут в путешествие сковородку»
Идея твоего путешествия…

– …родилась в 2013 году сразу после моего 100-дневного путешествия по Европе. Тогда я проехал Украину, Румынию, Сербию, Боснию и Герцеговину, Хорватию, Словению, Австрию, Германию, Бельгию, Нидерланды, Германию и Польшу. Правда, останавливался в хостелах и в сетях гостеприимства. Та поездка заслуживает отдельного разговора. Приведу только один факт: как в Германии учат людей не мусорить. Если что-то покупаешь в стеклянной таре, с тебя сразу вычитают какую-то сумму (10 или 15 центов). Вернуть ее можно через автомат: сдаешь бутылки и получаешь чек. А по нему в магазине тебе вернут деньги.

Сразу после путешествия я понял, что следующим регионом будет Азия. Все люди, побывавшие там, говорили о доброжелательности местных жителей. По сравнению с нами европейцы выглядели холодными. Кстати, у меня остались такие же впечатления. После поездки по Европе я усердно работал и копил деньги, причем в белорусских рублях. К сожалению, много потерял при девальвации.

Что нужно брать с собой в путешествие?

– Всего и побольше (смеется). Новички часто берут большую сковородку. На самом деле надо брать всего по минимуму. У меня с собой фильтр для воды, горелка, бутылка для воды, посуда, еда, одежда. Здоровенная аптечка. Средства гигиены. Палатка. Спальник. Некоторые путешественники покупают два летних спальника, одевают один на другой и используют как зимний. Но они занимают очень много места. Многие возят надувные матрацы, чтобы не спать на голой земле, иначе можно что-нибудь отморозить. Все эти вещи помещаются в пять сумок, которые находятся на багажниках (плечи от рюкзаков стараюсь освободить).

Вес зависит от снаряжения. Палатка может весить 4 килограмма, а более дорогая – 2 килограмма. А килограмм в путешествии на велосипеде – это ого-го! Некоторые даже гоняются за граммами. Вес моих сумок составляет около 30 килограммов, еще 16–20 килограммов тянет стальной велосипед.

Наверное, изредка случаются падения?

– Чаще всего велосипедисты падают, когда расслабляются. В 2013 году, когда я путешествовал по Европе, проехал нужный поворот и был вынужден возвращаться. Причем достаточно быстро, потому что надо было пройти границу к определенному времени. В итоге со мной случилось то, что иногда происходит с водителями-дальнобойщиками, – на секунду отключился и упал. В такие моменты стоит сделать перерыв.

Другое падение случилось в 2015 году во время путешествия по Грузии. Я спускался с горной дороги. Там был резкий поворот, на котором был рассыпан гравий, и меня занесло. Ободрал спину, руку, локоть. На счастье, рядом был медпункт. Захожу туда, спрашиваю, нужна ли страховка. Мне отвечают: «Парень, у нас зеленки на пол-Грузии хватит, не переживай. Жив будешь. Можешь даже жениться» (смеется).

«Пришлось доказывать, что я – не шпион»
Часто ли ломаются велосипеды?

– Чтобы такие случаи не происходили, надо периодически проверять свой велик. Я этим занимался каждые тысячу километров. Взял с собой необходимые инструменты, поэтому ремонт (замену цепи, резины) делал сам. Иногда люди, узнавая, куда я еду, ремонтировали бесплатно.

Тяжелее всего пришлось в Таджикистане. В Душанбе, столице этой страны, все еще чувствуется атмосфера Советского Союза. Например, найти там велосипедный магазин очень проблематично. Туристический магазин нашел только один («Охота и рыбалка»). Но там были такие цены, которых, как мне кажется, нет даже в Америке. Других таких магазинов в стране нет. Если велосипед сломался в дороге, надо ехать обратно в Душанбе. Когда мне рассказывали, что люди возвращались в этот город со сломанными ободами, я не верил. Но в результате сам столкнулся с проблемой: порезал и взорвал покрышку. Пожалуй, плохие дороги – самое сложное в путешествии. На это уходит много сил. Но когда ты едешь по разбитой в хлам дороге и заезжаешь на вершину – это непередаваемые ощущения. Ты просто царь горы! (Смеется.)

А в какой стране путешествовать было наиболее комфортно?

– Очень запомнилась Грузия. Во многом благодаря полиции. После реформы этой структуры, которую провел Михаил Саакашвили, полицейские сопровождают всех путешественников, беспокоясь об их безопасности. Я пару раз отказался от сопровождения. Но полицейская машина все равно ехала за мной. Один раз я из любопытства сел в полицейский пикап. Они спросили, куда поедем. Назвал направление. Отправились в ту сторону, а полицейские тем временем спрашивают: «Не хочешь посмотреть национальный парк?» Конечно, согласился. Так они завезли меня туда и даже провели мини-экскурсию.

Как только мы приблизились к зоне ответственности другого патруля, о нашем приближении передали по рации. Мы остановились. Другая машина подъехала к нам вплотную. Велосипед перекинули туда, я пересел и поехал дальше. Вечером подъехали к охраняемому полицейскому участку. На его территории рядом с домом я поставил палатку. Кстати, всю территорию по периметру охраняют военные с автоматами. Я никогда в жизни не ночевал в более безопасном месте (смеется).

Люди в форме всегда такие доброжелательные?

– Разумеется, случались разные ситуации. Забавная история произошла со мной на туркменско-узбекской границе. Еще в Иране я сфотографировал стелу, на которой установлен самолет. Узбекские пограничники проверяли у меня телефон на наличие запрещенных фото и видео и наткнулись на эту фотографию. В результате мне пришлось доказывать, что это не настоящий самолет, а я – не шпион.

Вообще, Узбекистан не нравится половине туристов. Разочаровал он и меня. Причем только из-за одного правила: любой путешественник каждые три дня должен регистрироваться в отеле и обязательно там ночевать. Я даже предлагал сотрудникам отеля немного денег, чтобы они выписали мне квитанцию и позволили провести ночь там, где я хочу. Ведь ночевка вне отеля была одним из правил моего путешествия. Но мне отказали: вдруг с тобой что-нибудь случится!..

Сколько же денег ушло на дорогу?

– Я планировал тратить пять долларов в день. Конечно, были и дополнительные траты, но они не сильно повлияли на общий бюджет: в итоге за восемь месяцев разошлось 1,3 тысячи долларов. Кстати, в Армении я встретил одного путешественника из России, который из принципа не берет в дорогу ни копейки. При этом говорит, что всюду есть добрые люди, которые помогут.

«По выходным граница закрыта»
Какая граница тебе особенно запомнилась?

– Киргизско-китайская. В ночь с четверга на пятницу я остановился на ночлег в 150 километрах от границы. А в пятницу утром узнал, что по выходным она закрыта. Понял, что рискую не успеть и застрять в этих краях до понедельника. Еле словил грузовик. Но на полпути мы застряли на перевале. Китайский грузовик развернуло, и он заблокировал всю дорогу. Грузовик починили в течение часа, и я успел пересечь границу до ее закрытия.

При этом столкнулся с уникальным случаем. Вроде бы перешел границу. Но штампа о въезде мне никто не поставил. Потому что граница передвинута на 100–150 километров! Причем по этой территории самому перемещаться запрещено. Чтобы преодолеть это расстояние, необходимо обязательно садиться в такси, которое обошлось в 40–50 долларов. По приезде мне поставили штамп и отдали паспорт.

Из Китая ты окончательно вернулся домой?

– Первоначально у меня был совершенно другой маршрут. Я собирался проехать вокруг Азии на велосипеде и вернуться домой в конце 2017 года. Но после Ирана маршрут изменился, и я попал в Китай раньше времени. Там я неожиданно нашел себе работу. В городе Урумчи, столице провинции Синьцзян, мне предложили преподавать английский язык китайцам (кстати, в путешествии мне хватало знания двух языков: русского и английского). Знать китайский не обязательно. Есть местные учителя, которые родились в Китае. Они преподают начальный уровень английского, грамматику. Потом занятия ведут носители языка. Меня также считают им, потому что я свободно разговариваю на английском языке.

После успешного собеседования у меня был часовой демоурок на свободную тему. Потом месячная практика. А напоследок мне надо было пройти 40-часовой онлайн-курс, чтобы получить сертификат на преподавание английского за рубежом (TEFL). Затем я месяц ждал, пока получу необходимые документы. В Китае этот вопрос очень забюрократизирован: все документы, связанные с работой иностранцев, отправляются в правительство. И только там принимают окончательное решение.

То есть путешествие закончено?

– Ни в коем случае! Я не прекратил путешествие. Я его на время приостановил. Ситуация в белорусской экономике сейчас сложная. Я решил поработать, подкопить денег и продолжить путешествие.

Зарплата преподавателя высокая?

– Не хотел бы называть конкретные суммы. Но, чтобы читатели «Народной Воли» имели представление о тамошних расценках, приведу такой пример. Всем иностранным сотрудникам к зарплате дают надбавку (около 250 долларов), чтобы можно было снимать квартиру. Причем эта сумма фиксированная. Даже если купишь в Китае квартиру, все равно будешь получать эти деньги. С коллегой по работе мы снимаем трехкомнатную квартиру, за которую платим 300 долларов (150 с человека). Остальные деньги оставляем себе.

Раз там такие условия, неужели никогда не возникало желания переехать? В Китай или в другую страну?

– Нет. Одно дело – путешествовать, совершенно другое – жить. Минск – это мой дом, где я чувствую себя комфортно.

Алексей Ландрэс: «Китайскую границу можно пересекать только на такси» // Народная Воля. 2016.  26 февраля. № 16. С. 5.