Дни перемен: что случалось под Новый год

Иногда кажется, что на рождественских каникулах люди только и делают, что выбирают подарки, наряжают елку и пересматривают «Иронию судьбы». Но в старые добрые времена все было совсем не так. where Minsk вспомнил, как в столице под Новый год открыли первую публичную библиотеку, читали о муке, которую использовали как пудру, а также едва не объединились со Швецией в одно государство.

дн

Дипломатические хитрости

В истории был период, когда стоял вопрос об объединении белорусских земель со Швецией. Наша страна стала бы протестантской, и, возможно, ее развитие пошло бы совершенно по другому пути. Но в канун Нового года — 31 декабря 1655-го великий гетман ВКЛ Януш Радзивилл скоропостижно скончался. Ходили слухи, что он был отравлен.

Могущественный род Радзивиллов называли некоронованными королями Великого княжества Литовского. Многие его представители мечтали получить корону. А для этого нужно было отделиться от Польши (вместе с этой страной ВКЛ входило в федеративное государство Речь Посполитую). Случай представился в середине ХVІІ века, когда московские войска, напавшие на Речь Посполитую, оккупировали практически все белорусские земли. Тогда великий гетман Януш Радзивилл решил обратиться за помощью к шведам, которые в то время владели частью Прибалтики, и поэтому их территория граничила с ВКЛ. Была заключена Кейданская уния, согласно которой страны создали федеративное государство. При этом шведский король становился великим князем литовским. Возможно, хитрый Радзивилл рассчитывал с помощью шведов победить внешних врагов, а затем самому примерить корону. В романе Генриха Сенкевича «Потоп» Радзивилл утверждал: «Неужели ты думаешь, что я навечно отдался под протекторат Карла Густава, что действительно думаю соединить нашу страну со Швецией, что этот договор, за который меня назвали предателем, будет продолжаться больше года? Я хочу спасти Отечество, и все средства для этого годны. Я соединился со шведами, чтобы их оружием победить другого врага, изгнать его из наших границ, снова вернуть утраченные земли». После смерти Януша Радзивилла Кейданская уния так и не была ратифицирована.

Подпольная типография

Парадоксально, но к началу ХХ века в Минске не было публичной библиотеки. И появилась она только в канун Рождества 1900 года. До этого времени все попытки найти на библиотеку деньги оказались тщетными. Например, в 1865 году отказ вышестоящего начальства был сформулирован так: «Имеющиеся в распоряжении казны средства предназначены на удовлетворение самых существенных и неотложных затрат по руководству местным краем». Открытию библиотеки помог Пушкин, точнее, празднование 100-летней годовщины со дня его рождения. Городская интеллигенция предложила открыть в честь поэта публичную городскую библиотеку и обратилась за помощью к жителям Минска. За короткое время было собрано 1960 книг (из них около 1600 книг подарил один из местных книгочеев) и 1545 рублей для приобретения литературы. В свою очередь Городская дума выделила десять тысяч рублей в качестве единовременной стипендии и еще две тысячи — в качестве постоянной. 25 декабря 1900 года состоялось торжественное открытие библиотеки, а через день она уже принимала первых посетителей.

Городская публичная библиотека имени Пушкина разместилась в доме Нейфаха (район современной Октябрьской площади напротив сквера у Купаловского театра). Затем переехала в дом на современной Интернациональной улице (здание сохранилось под №31). Посещение библиотеки было платным: разовый абонемент стоил три копейки и предусматривал чтение в залах. Подписчики вносили залог в размере трех рублей и платили ежемесячный взнос 20—30 копеек, зато могли брать книги домой.

Жизнь библиотеки бурлила. Во время революции 1905 года залы использовались большевиками как места явки. Одно время в здании работала подпольная типография партии эсеров. Но, самое главное, в библиотеку постоянно приходили посетители. За год в читальном зале бывало до 60 тысяч человек (или 150—200 ежедневно). До 40% читателей составляла молодежь от 15 до 21 года. Кстати, библиотека работает до сих пор, но в другом здании: это Минская областная библиотека имени А.С. Пушкина, расположенная за ЦУМом.

Убитая жизнью

История белорусского кино началась с фильма «Лесная быль», премьера которого состоялась 26 декабря 1926 года. Снятая Юрием Таричем картина посвящена событиям партизанской борьбы в Беларуси во время гражданской войны. Но первой на «Белгоскино» (так до Второй мировой назывался «Беларусьфильм») начала сниматься лента «Убитая жизнью». Фильм рассказывал о судьбе девушки, которая после смерти мужа была вынуждена пойти на панель. Кстати, по статистике в 1920-е годы более 60% советских мужчин посещали публичные дома. Но фильм был сделан неудачно: публика ожидала «клубнички», а вместо этого частью киноленты оказалась лекция «о социальном вреде проституции и путях избавления от нее». Серьезными были претензии к сценарию и игре актеров. Чтобы спасти прокатную судьбу картины, выбрали название «Проститутка».

Сьемки «Проститутки» завершились раньше картины о партизанах. Но начинать историю белорусского кино с такого названия было как-то несолидно. Кроме того, в картине «Лесная быль» снялись крупные партийные чиновники: «белорусский староста» Александр Червяков, глава правительства Иосиф Адамович, экс-руководитель БССР Вильгельм Кнорин. Поэтому первой в Минске показали «Лесную быль». Премьера состоялась в кинотеатре «Культура» (в этом здании теперь находится Русский театр). «Проститутка» вышла на экран лишь зимой 1927 года. Фильм провалился в прокате, его сняли с афиши буквально через неделю.

Мука как пудра

Одно из самых старых белорусских СМИ — «Газета Гродзенская» (Gazeta Grodzienska), которая издавалась в Гродно на польском языке с 1773 года. Издание появилось благодаря секретарю гродненской почты Соболевскому. По долгу службы он получал «Газету Варшавскую» и был вынужден ее переписывать (причем делать несколько десятков копий). Чтобы облегчить себе жизнь, Соболевский стал печатать газету, добавляя при этом к столичным новостям местную хронику. Постепенно газета стала самостоятельным изданием и вскоре столкнулась с цензурой. По требованию короля Станислава Августа Понятовского была введена должность цензора, который иногда заменял редакционные статьи перепечатками из других изданий.

Издание выходило раз в неделю по четвергам на двух страницах форматом 15х20 см. Тираж составлял 200—300 экземпляров. Говоря современным языком, имели место и спецвыпуски: так, во время путешествия российской императрицы Екатерины II по восточной Беларуси, к тому времени присоединенной к России, объем газеты увеличился вдвое. Она распространялась в ВКЛ, Польше и на белорусских землях.

«Газета Гродзенская» писала о европейской политике, вела светскую хронику, а также рассказывала о необычных событиях. Например, в одном из номеров за 1779 год сообщалось, что во Франции из картошки получили легкую белую муку, спекли хлеб, который ели в Версальском дворце и очень хвалили. Мука могла быть использована даже как пудра. В том же году газета написала о французе, который родился без рук и научился все делать ногами: есть, пить, писать, стрелять из пистолета и обрабатывать свой огород. Читатели «Газеты Гродзенской» узнали и об извержении Везувия. Последний найденный номер издания датируется 28 декабря 1780 года. Хотя есть версия, что газета могла выходить вплоть до 1783 года.

 

Дни перемен // Where Minsk. 2016. № 1.  С. 24-26.