Забытые легенды. Нина Давыденко

В послевоенное десятилетие среди солистов белорусского театра оперы и балета преобладали представители московской и ленинградской школ. Образование в двух крупных российских городах получили единицы наших танцовщиков. Среди них народная артистка Беларуси балерина Нина Давыденко, которая отметила в мае свой солидный юбилей.


Фото из архива Национального театра оперы и балета Беларуси

Она родилась 8 мая 1933 года в Витебске. Детство Нины прошло в переездах, связанных с работой отца. Когда девочке исполнился год, Степана Давыденко отправили на учёбу в Ленинград. В 1937-м семья перебралась в Ростов-на-Дону, а в 1940-м переехала в Москву, где отец Нины работал в наркомате (позднее министерстве) Военно-морских сил.

Балет вошёл в жизнь будущей артистки уже в детстве. В один из майских дней 1939 года мать привела девочку на хореографический утренник. Танец произвёл на Нину такое впечатление, что дома она попыталась повторить увиденные движения и даже заставляла родителей выступать в роли зрителей. Вскоре стало понятно, что балет – не однодневный каприз, а серьёзное увлечение. В 1943-м юная Давыденко успешно сдала вступительные экзамены в Московское хореографическое училище (МХУ), которое незадолго до того вернулось из эвакуации.

Опыт, приобретённый в МХУ, оказался бесценным. Во время учёбы Нина танцевала в спектаклях знаменитых советских хореографов Асафа Мессерера и Касьяна Голейзовского. А среди её одноклассников были будущие звёзды московского Большого театра, народные артисты СССР Марина Кондратьева и Николай Фадеечев. После выпуска в 1952-м, Нина Степановна была направлена в Государственный театр оперы и балета Беларуси, на сцене которого танцевала чуть более двух десятилетий.

Старт карьеры Давыденко был стремителен. В 1953-м балерина получила главную партию Ларисы в постановке «Повесть о любви» Василия Золотарёва. Любопытно, что выдающийся советский танцовщик и хореограф Алексей Ермолаев поставил его на музыку балета «Князь-озеро», премьера которого состоялась всего четыре года назад. Партия не стала для Давыденко безусловным успехом, но открыла ей дорогу к вершинам классической хореографии. В дальнейшем она исполнила ведущие партии в трёх балетах Чайковского: «Лебединое озеро» (Одетта-Одиллия), «Щелкунчик» (Маша), «Спящая красавица» (Аврора). В 1955-м, через три года, после прихода в труппу, ей было присвоено звание заслуженной артистки Беларуси (а в 1964-м – народной).

Впрочем, в таких успехах не было ничего удивительного. Известный исследователь балета Юлия Чурко, которая в 1950-е годы являлась солисткой театра, вспоминала: «Даже самые работоспособные ее коллеги не могли угнаться за ней в том поистине астрономическом числе повторений каждого па, с помощью которых она добивалась легкости и чистоты их исполнения. Это она дольше всех оставалась в балетном зале, это она пользовалась любой возможностью, чтобы лишний раз сделать с партнером трудную поддержку, исполнить пируэты, пройти вариацию».

Ещё во время учёбы в Москве складывалось впечатление, что творческому диапазону Давыденко ближе элегическая задумчивость и светлая печаль. Но со временем оказалось, что она может сделать своими и образы, в которых доминируют жизнерадостные и оптимистичные краски. Поэтому неудивительно, что в одном и том же балете ей поручали роли, в которых героини обладали противоположными чертами характера. Например, в «Пер Гюнте» это были преданная Сольвейг и коварная Доврская дева, в «Голубом Дунае» – скромная Анель и блестящая Франциска. Нина Давыденко исполнила на сцене около двух десятка партий. Кроме упомянутых, это Китри («Дон Кихот»), Лиза («Тщетная предосторожность»), Жизель и Золушка в одноименных балетах, а также образы в национальной хореографии: Настя и Анежка («Подставная невеста» и «Светло и тени» Генриха Вагнера), Наталька («Избранница» Глебова).

Юлии Чурко запомнилось её исполнение партии Эгины в балете «Спартак». Образ, созданный Давыденко, являлся полной противоположностью ряду светлых и прозрачно-чистых героинь (например, Анежки): «За внешним обаянием, блеском у нее крылись вероломство, жестокость, порочность. В виртуозных аллегро, адажио с Гармодием, насыщенных поддержками, игровых сценах раскрывалась натура властная, самолюбивая, мстительная».

Преданность Нины Степановны балету и её чувство долга у вызывают восхищение. Приехав с похорон матери, она вышла на сцену в партии Одетты-Одиллии. Во время антракта артистке стало плохо, в театр вызвали машину скорой помощи. Но поскольку заменить балерину было некем, Давыденко, несмотря на возражения руководства, вышла на сцену в следующем акте «Лебединого озера» и мужественно довела спектакль до финала.

Между тем, интерпретация образа Одиллии в этом балете получилась у Давыденко весьма оригинальной. По мнению критика Михаила Моделя, в её трактовке «мы не чувствуем равнодушия Одиллии к герою, игры в любовь вместо настоящего чувства. (…). В её танце меньше светлой романтики и лирики, душевной непосредственности, чем у Одетты, чувствуется стремление сразу овладеть сердцем Принца. (…). Одиллия – не разрушительница чужого счастья, она сама хочет быть счастливой, но готова идти к цели через любые препятствия. У Одиллии нет глубокого чувства, есть горячие эмоции. (…). Роль трактуется актрисой спорно и не совсем академично, зато тут есть поиск, который не противоречит музыке, не нарушает драматизма конфликта».

В 1973 году Нина Степановна завершила карьеру танцовщицы, но не ушла из балета. Следующие десять лет являлась педагогом-репетитором в родном коллективе, затем занимала ту же должность в Театре музыкальной комедии. Самой знаменитой из её учениц, безусловно, является народная артистка Беларуси Инесса Душкевич.

В 1988-2000 годах Давыденко являлась художественным руководителем студии классического танца «Арабеск» Республиканского дворца культуры профсоюзов, которую до неё возглавляла знаменитая Александра Николаева. Одновременно Нина Степановна предавала в Академии музыки, являлась репетитором по балету фольклор-театра «Госціца». Сейчас делится опытом с воспитанниками хореографического колледжа. И кто знает, может быть, именно её ученики выведут белорусский балет на новую высоту?

Одиллия, которая любила Принца// Партер. — 2013. — № 6. — С.36-38.